Итоги заседания КС 16 февраля. Медленное движение вперед

Благодаря, наконец-то, созданному сайту КС, отчитываясь о прошедшем заседании, можно не углубляться в детали: на сайте есть видеозапись заседания, а скоро будет и его стенограмма. В повестке дня заседания было 16 содержательных вопросов. Все решения будут опубликованы.

Начали с назначения ведущего следующего заседания. Поскольку нынешнее заседание должен был вести Сергей Удальцов, неожиданно посаженный под домашний арест, замененный после этого голосованием  на Демократии2 на Бориса Немцова, традиция ротации представителей разных идеологических флангов оказалась нарушенной. Чтобы восстановить ее с самого начала ведущим следующего заседания избрали Алексея Гаскарова.

Первым содержательным вопросом был вопрос о будущих массовых протестных акциях. Докладывал Петр Царьков, наш товарищ по Партии 5 декабря и «Солидарности». Решили поддержать Социальный Марш 2 марта, после довольно долгого обсуждения пришли к согласию в том, что темами ближайших акций должны быть политические репрессии и коррупция, что точно необходимо провести большую общую акцию в годовщину событий 6 мая, а до того рабочим группам КС следует отслеживать ситуацию и оперативно реагировать, предлагая поводы для массовых акций, если они появятся.

Мое предложение принять обращение к участникам событий 6 мая с призывом принять участие в общественном расследовании и выступить свидетелями в суде, естественно, было принято без возражений.

Много споров сопровождало принятие решения о расширении списка Магнитского: искали правильную формулировку, исключающую враждебные спекуляции. Враждебных спекуляций, конечно, полностью не избежать, но минимизировать их вероятность, думаю, удалось. Что касается персоналий, то решили, что к списку необходимо добавить:  А.Бастрыкина - Председателя СК РФ, В. Чурова – Председателя ЦИК РФ, - О.Егорову - Председателя Мосгорсуда, Р. Кадырова - Главу Чеченской Республики.

После этого весьма оперативно (и то сказать – с третьего захода) приняли, наконец, Программное заявление о целях и задачах КС. При всей кажущейся отвлеченности этого текста он, конечно, необходим, так как фиксирует общее понимание того, зачем существует КС и к чему стремится.

Довольно неожиданно для меня приняли без споров мои поправки к Положению о рабочих органах. Главный смысл – дать участникам протестного движения возможность взаимодействовать с рабочими группами КС. Теперь в каждой рабочей группе будет ответственный за коммуникацию с внешним миром, а на сайте будет указан адрес для связи с группой.

Обсудили предложение Ильи Яшина создать отдельную рабочую группу для разработки проекта политической реформы. Большинство высказывалось в том духе, что создание такой группы избыточно – уже есть Рабочая группа по выработке программы, стратегии развития и законодательных предложений КС, а возможности членов КС участвовать в рабочих группах ограничены и объективно и формально (не более, чем в трех группах). Илья снял свое предложение.

Увы, было отвергнуто мое предложение о гарантиях участия не членов КС в его работе. Одни коллеги сочли, что гарантии вовсе не нужны – и так, рабочие группы могут пригласить кого хотят участвовать в своей работе. Но это право групп – пригласить кого-то, кого они знают, а нужно и встречное право граждан, тем более, вполне возможно, незнакомых лично ни с одним членом КС, участвовать в работе. Другие коллеги испугались, что придется заниматься персональными вопросами «советников» КС. Но тут никуда не деться – совсем уйти от каких-то фильтров невозможно, захлестнет вал безумцев и вокаторов. Вероятно, эти фильтры нужно сформулировать как-то иначе. Если у кого-то есть предложения на этот счет, присылайте, пожалуйста. А в этот раз меня поддержали всего несколько человек, которым большое спасибо: Анна Каретникова, Петр Царьков, Андрей Пионтковский, Владислав Наганов и заменяющий Удальцова Алексей Сахнин.

Очередной отчет о сборе взносов сделал Владимир Ашурков.  Вопрос, в общем, технический, но упоминания заслуживает потому, что сама  концепция самофинансирования КС кажется мне порочной. Понятно, что в той мере, в какой денег не  хватает работу КС, не остается ничего, кроме того, чтобы скинуться самим членам КС. Но это должно быть последним этапом, после того, как получены средства от  избирателей и вообще всех, кто заинтересован в существовании КС. Иначе КС существует для себя и даже не пытается опираться на массу участников протеста.

В третий раз после двух переносов вынесли на рассмотрение  КС вопрос взаимодействия с Экспертным советом оппозиции, и предложений ЭСО. ЭСО фактически еще одна форма вовлечения активистов в работу КС, только не  напрямую, а посредством самоорганизации в отдельную от КС структуру. Одобрение предложения о взаимодействии с ЭСО снимало бы проблему необходимости самому КС  разбираться в персональных вопросах. Увы, к этому моменту в зале осталась только половина от списочного состава членов КС, т.е. любое решение могло быть принято лишь единогласно. В результате и это мое предложении не прошло, а остальные предложения ЭСО было предложено отправить на заочное голосование.

Та же судьба постигла и следующие несколько моих предложений. Я предлагал поручить созданным рабочим группам начать работу по профилю: программной – начать подготовку законопроектов по выборам и судебной системе, информационной – начать готовить основной общий агитационный материал КС, группе по интернету – начать разработку Форума свободной России. Я писал про эти предложения перед заседанием КС . Единственное исключение - поручение правозащитной группе подготовить предложение по амнистии. В силу своей бесспорности оно было одобрено единогласно. Так что теперь прошу тех, у кого есть мысли по поводу амнистии, поделиться ими. В целом же проблема невозможности полноценной работы во второй половине заседаний снова встала во весь рост. В прошлый раз я от имени группы коллег вносил предложение снизить планку и принимать решения большинством голосов присутствующих, если в наличии не меньше 2/3 членов КС, но оно не прошло. Может быть, теперь коллеги согласятся изменить процедуру?

Следующий вопрос не удался совсем. Его выносил тоже я. Через меня к КС обратился Анатолий Рабинович из Движения в поддержку семьи и детей, предлагая КС определиться в отношении к планам этого движения разработать конкретную систему мер в поддержку семьи и детей. Я лично не специалист в этих вопросах, но в ситуации нарастающего мракобесия государственной политики в отношении семьи и детства счел, что оценить возможность участия в этом проекте КС стоило бы. Поскольку предложение по сути не мое, я попросил дать возможность вместо меня выступить А.Рабиновичу. Однако выяснилось, что у Ильи Яшина к нему сохранились серьезные претензии еще со времен «Яблока», да и другие коллеги не хотят слушать внешнего спикера. Так что вопрос просто повис в воздухе и фактически оказался снят.

В связи с тем же малолюдьем перенес на заочное голосование свой проект заявления в поддержку Радио «Свобода» Сергей Пархоменко.

Коллега Бондарик предложил много всего, его предложения были в результате переданы в профильные рабочие группы. В частности в нашу группу по правозащитной деятельности были переданы проекты резолюций в связи с преследованием В.Квачкова и Л.Хабарова. Увы, проекты были очень небрежными и не содержали вообще никаких обоснований высказанных позиций, поэтому не были поддержаны КС в таком виде. Думаю, что мы совместными усилиями разработаем  более взвешенные и точные тексты, которые КС одобрить сможет.

Георгий Албуров рассказал об итогах кампании по набору членов УИК в Москве, которая позволила привлечь более 1000 человек.

Наконец, последним вопросом был проект заявления «О  политических заключенных и узниках совести в России», внесенный И.Константиновым, И.Артемовым, А.Каретниковой и мной. Проект на эту тему вносился И.Артемовым еще в прошлый раз, но он мало соответствовал свой радикальностью составу КС, предполагал принятие на себя Координационным советом функций составления собственных реестров тысяч политзаключенных, понимаемых к тому же не общепринятым образом, и был, поэтому, довольно серьезно переработан. Его приняли за основу, но коллеге Гельфанду и еще нескольким поддержавшим его коллегам не понравилось предложение «амнистии всем подозреваемым, обвиняемым и осужденным, не осуществлявшим насилия против личности, в делах которых присутствует существенная политическая либо идеологическая составляющая». Точнее говоря, коллеги хотели добавить к тем, на кого предложение амнистии не распространяется не только тех, кто осуществлял насилие против личности, но и тех, кто покушался на такое насилие. Проблема, однако, в том, что амнистия – дело формальное, привязываемое к статье УК, по которой преследуется человек, а сфальсифицировать «покушение на насилие» по политически мотивированному делу гораздо проще, чем само такое насилие. Так или иначе, в окончательном виде этот текст тоже принят на заседании не был, теперь и он будет вынесен на заочное голосование.

Вообще, несмотря на все издержки и проблемы, некоторая позитивная динамика в работе КС видна. Хочется надеяться, что она получит серьезное развитие в ближайшее время.